Немыслимой сложности «что-то». Петербургский Институт мозга человека отмечает 30-летие

26.03.2020



В марте 1990 года постановлением Совмина СССР был создан научно-практический центр «Мозг»: ленинградский Институт мозга человека (ИМЧ) РАН плюс клиника. Хотя, казалось бы, в те годы правительство могло бы отмахнуться: не до того. Значит, все-таки «до того» было. И чем дальше, тем больше.

- Программ, которые исследуют мозг, в мире много. Счет денег, которые в них вкладываются, идет на многие миллиарды, - констатирует Татьяна Черниговская, главный научный сотрудник лаборатории нейровизуализации ИМЧ РАН. - Объяснение простое: кому удастся сделать прорыв в этой области, победит сразу во всем.

В том числе и в технологиях искусственного интеллекта, которые Татьяну Владимировну не столько восхищают, сколько тревожат.

Директор института Михаил Дидур на пресс-конференции в ТАСС перечислял, что было сделано впервые именно в ИМЧ. Например, в нем был создан первый в стране Центр позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ): в те времена появление подобных центров в любом государстве было событием чуть не национального масштаба. Академик РАН главный научный сотрудник лаборатории нейровизуализации Святослав Медведев вспоминает:

- Когда мы только начинали работать с ПЭТ в области опухолей мозга, у нас не было ни одного «повторного» больного. Они умирали прежде, чем наступал срок прийти на повторное исследование. Сейчас приходят уже и на десятый, и на одиннадцатый год. Потому что удалось создать грамотный метод обследования.

Главное, говорит ученый, «лабораторная» наука имеет выход в клинику, в медицину. Медведев любит приводить пример: харизматичный американский предприниматель середины прошлого века - Говард Хьюз - страдал тяжелым психическим недугом, навязчивыми состояниями. «В нашем институте сейчас его бы вылечили за одну-две недели. Таких людей, излеченных, уже несколько сотен».

В 2013-м президент США Барак Обама объявил о частно-государственной инициативе BRAIN. Это не только brain - «мозг», но и аббревиатура - Brain Research through Advancing Innovative Neurotechnologies («Исследования мозга с помощью инновационных нейротехнологий»). «Нашим ответом» Юрий Кропотов (зав. лабораторией нейробиологии программирования действий) считает, например, созданную в ИМЧ систему, которая регистрирует потенциалы, возникающие в мозге здоровом и нездоровом. Точнее, уже наработанную нормативную базу. Упрощенно говоря, сравнивая «норму» и «не норму», можно найти поломку, которая ведет к депрессии, синдрому нарушения внимания, шизофрении, навязчивым состояниям.

ИМЧ РАН обычно называют просто «институт мозга», но то, что он именно «человека», - принципиально.

- В мире, мне кажется, существует неправильная установка, - говорит профессор Черниговская. - По умолчанию считается, что можно изучать мозг других живых существ, умножить это, условно, на миллион - и получить человеческий мозг. Но человеческий мозг - это не мозг мышки или собачки, просто больше и мощнее. Он другой. И Институт мозга человека кардинально отличается от других исследовательских институтов, изучающих мозг.

Черниговская уверена, что мы «находимся на сломе научной парадигмы, и такие «сломы» произойдут в институтах, где исследуют именно человека. И где есть клиника. «Потому что патология - еще и ключ к тому, как действует нормальный мозг».

Это отношение к мозгу человека как к чему-то, чрезвычайно отличному от мозга других существ, было изначально. Еще при инициаторе создания ИМЧ Наталье Бехтеревой. Наталья Петровна, дважды академик (Академии наук и Академии медицинских наук), могла себя позволить порассуждать, к примеру, об экстрасенсорике.

- Очень смелый человек. И очень смелый ученый, - вспоминает Татьяна Черниговская Бехтереву, с которой много общалась. - Она была самодостаточна. На нее обрушивалось много всего, ей на это было абсолютно наплевать. Ей были интересны опасные области: что такое бессознательное, экстрасенсорика...

Профессор Черниговская, одна из самых известных популяризаторов науки о мозге, тоже не робкого десятка. Например, название ее новой лекции строго научным не назовешь: «Мозг как барокко». Но ученая настаивает, что это не ради красного словца:

- Я уверена, что высшие функции нужно изучать, используя то, что об этом знает гуманитарная наука. Мы можем подобраться к мозгу человека через язык, математику и изящные искусства. Мое предложение - «вход с другого бока». Не от нейронов, а, наоборот, - от того, что мозг может создать.

Правда, и без всякой экстрасенсорики у мозга достаточно загадок. «Это самое сложное из всего, что мы знаем о Вселенной. Немыслимой сложности что-то», - характеризует Татьяна Черниговская.

- Человек находится в постоянно меняющейся среде. Она не только меняется сама - меняются взгляды на нее. Сегодня вы этого человека любите, завтра ненавидите, сегодня ситуация такая, через полчаса другая. Больше всего меня поражает, как мозг справляется с многозначностью, когда один и тот же объект все время значит разное, - говорит профессор Черниговская.

Для академика Святослава Медведева хит-парад тайн человеческого мозга возглавляет его производительность. Скорость передачи от нейрона к нейрону гораздо меньше скорости передачи информации в компьютере, но мощности всех компьютеров на планете не превосходят мощности одного человеческого мозга. При этом энергии он потребляет не больше, чем лампочка.

Юрий Кропотов в качестве удивительного приводит то, чем интересовалась сама Бехтерева: как в мозге происходит творческий процесс и почему одни - «ремесленники», а другие - «творцы»?

Директор ИМЧ РАН Михаил Дидур ссылается на филогенез, историю развития всего органического мира. Если ее рассматривать как шкалу, то весь период, когда мы осознаем себя как люди, - лишь мельчайшая точка. Человеческий мозг настолько недавнее образование, что природа и заметить его не успела, говорит Дидур. Для природы мы еще просто биологический объект с набором мышц, костей, связок и прочего добра, которым располагают и другие организмы. При этом, продолжает Михаил Дидур, эта сверхновая ткань обладает поразительным множеством функций. И очень своеобразно взаимодействует с телом (теми самыми мышцами-костями), в котором находится. Вплоть до того, что может это тело разрушать, а может и восстанавливать.

...К своей круглой дате - 30-летию - институт уже получил подарок, которого много лет ждал. ИМЧ внесен в федеральную адресную инвестиционную программу, и в декабре 2021 года наконец должен начать работу новый корпус с нейрохирургическими операционными (несколько лет пребывавший в статусе долгостроя). Оборудование уже работает в тестовом режиме. В том числе единственная пока в стране система ультразвуковой абляции: при опухолях мозга, эпилепсии и многих других недугах лечение проходит неинвазивно с помощью направленной энергии ультразвука. На полную мощность корпус заработает в 2022 году.

Анастасия Долгошева

Источник: Санкт-Петербургские Ведомости

©РАН 2020